Главная \ Статьи \ Не по тематике \ Жизнь в бетоне

Жизнь в бетоне

« Назад

Жизнь в бетоне 21.12.2011 12:31

Жизнь в бетонеПескобетон М300 проснулся с первыми лучами мутно-желтого, с грязно-алыми наслоениями, солнца. Он раскинул свои вялые усохшие ветви, словно потянулся и привстал на носочки навстречу пока еще холодному слепящему диску. Потянулся так, как обычные люди встают утром с кровати. Потянулся, словно забыл, что это солнце губит его в последнее время больше, чем оживляет. Листья его, точнее, подобия листьев - тонкие, почти прозрачные на свет, с бледными прожилками, лоскутки - уже успели покрыться скупыми капельками росы. Это предвещало начало яркого солнечного дня, а значит, влаги ждать было опять неоткуда. Три месяца на горизонте уже не было видно туч. Даже кислотный дождь не помешал бы. Пескобетон М300 с жадностью начал стряхивать росу на твердую каменную поверхность, в которую впились его корни, чтобы вода не успела испариться. Но это было бесполезно: ни единой трещины или поры на земле, если ее можно было назвать таким именем, не было. Представлялось невероятным, как вообще Пескобетон М300 смог вырасти из такого твердого пласта. Ведь даже между необъятным, двухметровым стволом и «землей» отсутствовал хотя бы миллимитровая щель. Казалось, что Пескобетон М300 растет не из-под этой «земли», а прилип к ней как присоска, и корней там вовсе нет.

Недалеко внизу, в нескольких десятках шагах, послышался детский звонкий голосок. К Пескобетону М300 приближались двое. Один - мальчик, не более 12 лет, двигался резво и постоянно что-то говорил, потом смеялся и прыгал, потом опять говорил. Другой - старик с тростью, очень худой, ссохшийся, но высокий и даже не сгорбленный, шел вполне легко для его возраста, но слишком размеренно. Оба были одеты в лохмотья с ног до головы, которые еле держались на них, стремясь окончательно порваться и упасть на землю. Лица были одеты в маски, а на спинах у каждого висел баллон, от которого к маскам были протянуты трубки. Пройдя мимо Пескобетона М300, мальчик остановился и с любопытством оглядел его снизу вверх. Пескобетон нависал над ним и над всем остальным миром вокруг 20-метровым гигантом.

- Дедушка, а что это такое?

- Это дерево, Шурик, называется Пескобетон М300.

- Какое интересное название, как песня.

- Песня? В наше время были песни намного красивее, да и у растений названия были не такими странными, хотя и такое странное растение тогда только появилось на свет.

- Большое, я нигде таких у нас не видел.

- И не увидишь, Шурик, уж в нашей округе это дерево точно последнее.

- Почему, дедушка?

- Это было давно, Шурик. Когда я был таким же мальчуганом, как ты, строители нашего Люберецкого района изобрели очень прочную смесь песка и бетона, и назвали ее Пескобетон М300, которая стала очень популярной по всей Земле и вытеснила на рынке все остальные марки. Тогда же кто-то из строителей поспорил с остальными, что этот материал - «живой» и плодородный, и из него может вырасти все что угодно, даже арбузы. Посадил этот оптимист в смесь пескобетона в пару метров глубиной семя какого-то обычного для той поры дерева - тополя, наверное. А через пару дней оно уже проросло и дальше росло не по часам даже, а по минутам. Через месяц на пустом месте красовалось раскидистое дерево, на тополь, впрочем, уже не похожее. Оно было очень красивым, тем более, что выросло из, казалось бы, мертвого бетона. А бетон даже не потрескался и не пострадал никоим образом. Наоборот, дерево словно продолжало его и цвета была такого же и с бетоном было связано очень прочно. Никаким топором или бензопилой нельзя было срубить его. Так это дерево и назвали - в честь своего родителя - Пескобетон М300. А дальше пошло-поехало. Преимущество такого растения над обычными, выросшими из-под земли, было очевидно. А главное, даже зимой его крона оставалась зеленой. Сначала решили залить бетоном весь Люберецкий район, весь лес, все сады вырубили, и через несколько месяцев целые «бетонные» рощи радовали глаз, прежде всего самих строителей. Из бетона действительно стали выращивать, все, что пожелаешь. И любой «бетонный» апельсин был намного вкуснее обычного. Залив район, принялись и за Москву и другие крупные города в России и за рубежом. Но в разгар столь масштабного строительства в Люберецком районе люди стали задыхаться. Воздуха не хватало, он исчез напрочь. Догадались провести исследования и установили, что бетонные растения совсем не вырабатывают кислород. Все плоды, все листья на таких растениях, питались бетонным содержимым, и кислород им не был нужен вовсе. А люди не были «бетонными», они спохватились, попытались вырубить этот лес, разбить бетон вдребезги. Но он оказался сильней…

Люберецкий район вымер. Вымерли и те города, которые успели залить этим бетоном. Около века там не было ни души…

Мальчик несколько минут молча смотрел на Пескобетон М300. Дерево как будто уменьшилось в размерах, пока говорил дедушка, и листьев на нем стало меньше. Но на земле-бетоне их не было видно, только пыли под деревом стало больше, она кружилась и собиралась в микроскопические вихри.

- А что сейчас, дедушка? Почему он погибает, почему он остался здесь последним?

- Земля, Шурик. Настоящая природа берет свое. Люди уже не верили, что в этих мертвых районах появится жизнь. А природа дала им шанс. В который уже раз спасла их. Земля начала разъедать бетон. - Дедушка нагнулся и провел пальцами по бетону. - Посмотри, он даже сейчас не потрескался, он до сих пор остается прочным. Но он стал тоньше, сейчас там осталось всего несколько сантиметров. Мы шли с тобой по тропинке, и она была мягкой, там бетон превратился в пыль. И все «бетонные» растения на нем тоже. Им теперь не хватает плодородия бетона, они пытаются вспомнить, что были давным-давно «живыми», росли в нежной земле, наслаждались водой и дышали воздухом. Но они этого не умеют. Скоро здесь будут цвести настоящие сады… Пойдем, Шурик, нам еще долго идти. Я покажу тебе дом, где я жил…

Пескобетон М300 в безмолвии простился с путниками. Он понимал, что говорил дедушка. Он знал, что считанные дни осталось ему стоять здесь. Он ничего не видел, но чувствовал, что земля уже рядом, подступает со всех сторон, а из нее проклевывается молодая, зеленая, живая, как и он когда-то, трава…

Автор: toy-terier 


Комментарии

Комментариев пока нет

*Имя:


E-mail:


*Комментарий: